Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Грустное (список заголовков)
23:05 

Редко

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Редко что-то стало появляться желание писать о себе :kto: К чему бы это!
Старость должна, вроде, по моим наблюдениям, вести к обратному эффекту...
Ну и ладно - буду утешаться призрачной "молодостью души". Странный призыв! Кого души молодостью? Не понятно.

Ну в общем - все равно не знаю - что бы о себе написать...

ДА, вот!
Подумалось тут как-то, что ведь все эти пережитые за жизнь катаклизмы - и начало 90-х (голод), и конец 90-х (кризис), и т.п. не очень-то и помнятся уже. А уж поэтапно и по газетам не восстановишь. И в начале - не сразу же в магазинах прилавки стали представлять собой панели красиво уложенных кирпичиков хозяйственного мыла и пачек соли помола номер ноль, и не сразу окорочка "Тайсон" стали удачной покупкой и шикарным ужином, не сразу мама, имеющая высшее образование, пошла мыть окна, чтобы прокормить двоих иждивенцев, и в конце - не в одночасье зарплаты стало хватать на то, чтобы в обед съедать полпомидорки и растворимый суп из пакетика, а на ужин пачку доширака... Как-то это ведь тоже постепенно все приходило. Потому что и доширак, и супчик - дело уже начала 2000 года. То есть полтора года в промежутке - что-то было же тоже?!... А что? Память - странная штука!

А подумалось об этом вчера - когда, зайдя на работе в местный ватер-клозет, не обнаружила я там ни полотенец, ни туалетной бумаги. Разруха!
Ну и вот - фиксирую - это был первый вестник кризиса, который был ощущен мной физически!!!
До этого - все только разговоры и действие на нервы, только слепая тревога и страшные слухи...
Впрочем, теперь с обходными листами приходят по десять и больше человек в день!.. Неуютно очень работать, прямо скажу! Новые менеджеры приходят на проекты - вместо тех, с которыми я работала. А те - исчезают в неизвестном направлении. В никуда! В куда-то, которого никто, кроме них, не знает! И представляются за этим какие-то слезы, ужас, тоска, поиски, тщетные поиски, опять поиски, опять безуспешные поиски, урезание бюджета, подавленность, одиночество... А может, ничего такого и нет... Надеюсь, что нет!.. Надеюсь, что пока еще поиски не совсем безуспешны... Но никуда остается... Люди разобщились - каждый сам за себя! Все еще не выживают, но уже намерены выживать. И уже - призрак и обещание одиночества... Вечерами от этого страшно...

@темы: Для памяти, Грустное, Воспоминания, Настроение, Работа

16:03 

Осень...

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Сентябрьский прозрачен воздух.
Под тяжестью грузных гроздьев
натужась, рдеет рябина.
Асфальтовой масти кот выгибает дугой спину –
его глаз золотится на солнце, как новоштампованная копейка.
Белые одноколейки
прорезают стеклянную синеву неба –
куда-то (наверно, на юг) летят самолеты.
Школьники с цветами галдят на месте общего сбора.
Память воскрешает пионерское детство :-)
Желтеют мокрые клены. Скоро –
зи-ма. Скоро засыпет снегом
двор, деревья, дома, человеков.
Наледь покроет лужи. И душам
неуютно станет. Слышишь?
Листва шуршит под летним еще ботинком.
Тащут корки в подвал с помойки мыши.
Ветер рвет газеты и гудит в водостоках цинковых.
Слышишь?
Замирает в тишине последняя нота
летней фантазии. Уже не звучат валторны.
Только тихо, как писк комара – хрусталь
и мельхиор – умирает с тревожным выдохом струна
альта.

@музыка: Чайковский. Времена года. Осень.

@темы: Грустное, Музыка, Настроение, Природа

00:17 

1 августа 2008 года

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Ну вот, закончился июль, который запомнится надолго. Обилием событий и эмоций. Событий, не всегда радостных, и эмоций, что удивительно, по большей части весьма положительных. Итак…

День первый.
1 июля прибыла я в столицу нашей родины.
После некоторых проволочек загрузились с мамой в гостиницу «Восход», где оказалось – нет горячей воды :-(. Со всеми формальностями и чаепитиями улеглись спать в начале четвертого утра. В семь – подъем. Мутит от недосыпа, но день хорош, небо высокое и голубое, и предвкушение отрыва, который впереди! В восемь утра – автобус в «Президент-Отель», где торжественное открытие Конференции. Всеобщее оживление – встречаются старые знакомые раз в год и т.д. Я мало кого знаю, поэтому сосредотачиваюсь на регистрации и уплате членских взносов. В фойе продают-покупают умные книжки. Галенская сидит грустно и устало, с утомленной улыбкой здоровается с молодыми людьми, подчеркнуто вежливо вьющимися вокруг стола, ждет, когда принесут журналы, которые привезли из Питера продавать. Интересно, она что, сама продавать будет :-0? Жаль, я не успела посмотреть. Я прикупила тоже пару книжек: одну по внешнеэкономическим сделкам, другую – по международному коммерческому арбитражу. Долго выбирала, чтобы не слишком тяжело везти было, к тому же все дико дорого. В итоге, обе книжки лежат на рабочем столе уже больше месяца – как раньше говорили, «страницы не разрезаны». Ну, «какие наши годы»! Идем в зал. Еще шумно, но уже рассаживаются. Президент, как всегда, красноречив и сыплет дипломатическим юмором. Красиво: стена за спиной президиума – сплошное окно. Из окна видна жуткая громадина церетеллиевского Петра и – на расстоянии чуть ли не вытянутой руки – две обшарпанные церквухи. Жара, солнце. Лето! Работать неохота! Тем более, не мои темы – публичное право. На этот раз я приехала ради частного. Но еще интересно на всех посмотреть, почувствовать легкую нервозность первого дня, торжественного открытия, зачитывания телеграмм с красивыми заглавиями: «министр иностранных дел», «уполномоченный по правам человека», «глава отделения Красного Креста»… все выражают, одобряют, поддерживают, признают огромный вклад, ценят значение и т.д., и т.п. Но… начинаются доклады, лица суровеют, достаются блокноты и ручки, и через пару часов все это грандиозное мероприятие становится просто довольно утомительной лекцией. Интересной, полезной, но… ЛЕТО! ЖАРА!! СОЛНЦЕ!!! Впрочем, планов на день никаких, поэтому сижу и честно конспектирую.
Вечером договорились встретиться с ЕП – пойти на спектакль в театр Эстрады. Погуляла по Москве: Полянка, Якиманка – какие названия! – древностью веет славянской даже от асфальта и железных люков мостовой. Даже от рекламных баннеров :-). На стенах домов кое-где попадаются репродукции картин в рамах – прямо на стенах фасадов с сопровождающей табличкой или без нее (Рембрандт, Рубенс, Веласкес, Гойя…). Чья-то умная и похвальная инициатива! Просвещенное население не зря, наверное, хвалит местные власти :-). Пофоткала Кремль издалека. Чувства потерянного в мегаполисе провинциала! :-) В довершение – обожралась в кафе, соблазнившись надписью: «Быстро, вкусно, дешево!». Все оказалось правдой! Короче, становлюсь все лояльнее и лояльнее к Москве…
Спектакль понравился: жизненно! Но, как теперь выясняется, не особенно запомнился :-(.
Удивительный город – Москва: в театре шмонают на входе – заставляют открывать и чуть ли не выворачивать сумочки, даже дамские. Та же процедура ожидает при входе в музей и храм (!) В театре заставили сдать фотик – выдали синенький жетончик. Учитывая, что в сумке уже лежали два синеньких жетончика от камеры хранения, я, конечно же, в них запуталась. Выходя после спектакля, подумала, надо бы с ЕП сфотографироваться на память, и – очень вовремя подумала, надо сказать – иначе ушла бы без фотика. Ой, говорю, а фот мой где? Вспоминаю, что его отобрали при входе, начинаю рыться в сумке в поисках заветного жетончика. Тщетно! Все зрители ушли, меня ждут человек пять – коллеги ЕП, охранники подгребли, заставляют меня достать из сумочки методично все, что там есть, а там – чего только нет (прокладки, тампаксы, конфетные обертки, лекарства) – я, короче, стесняюсь, продолжаю рыться, уже слегка краснея и потея. В итоге – ура!!! жетон найден, фотик спасен! :-)) Вот такая веселая встреча с Москвой!
* * *
День второй – 2 июля.
Сегодня встречаюсь с АС. План – выставка футуристов в Пушкинском музее. Выспалась! Ура! Солнечно и жарко! Люблю московское метро: красиво, понятно и быстро! Доезжаю до места (Кропоткинская) – вижу вход – не пускают, оказывается я нашла выход, а вход с другой стороны, нахожу, вхожу, вижу кафе, иду завтракать. В ожидании АС – обставляю стол пирожными, салатами, соками, чаем. В момент моего вгрызания в «картошку», следуя моим телефонным указаниям, нашла меня АС. Оказалось, я пришла не туда, куда надо было :-( - совершенно типичная для меня история! :-) С помощью АС найден правильный пункт назначения. Сумки в очередной раз осмотрены, телефоны трогать не разрешают – сразу подбегает бабушка-смотрительница и причитает, что съемка запрещена. И настойчиво (скорее, даже назойливо) дышит за плечом, пока телефон не уберешь. Да ладно – мелочи жизни!
В удивлении своим безграмотным существованием узнаю, что футуризм зародился не в России :-0 (!) Вот это да! Почему-то мне никогда это в голову не приходило! Это вроде того, как городские современные дети думают, что булки растут на деревьях в уже готовом виде. Просто, российский футуризм как-то представлялся, хоть и туманным образом и смутным абрисом, а вот откуда все это поперло и с чего – не было мысли об этом.
Но российский футуризм все равно более душевен, и впечатляет от этого больше – проникает как-то внутрь. Западный (может, оттого, что более ранний, может, оттого, что западный) – более умственный, умствованный. Особенно интересно читать манифесты, развешенные на стенах. Как этот футуризм понимали разные родоначальники этого самого футуризма. Слова – да, одинаковые. Содержание – да, одинаковое. Только совсем ВСЕ разное! Ничегошеньки похожего нет в этих людях, в этих картинах, в этих идеях, объединенных единым звучным наименованием! Каждый – в своем футуризме! Как и в фовизме, кубизме, романтизме, классицизме и любом –изме другом! Еще острее чувствуешь, что каждый из нас – маленький мир, соприкасающийся с другими маленькими мирами, каждому кажется, что это соприкосновение ведет к проникновению, а оно, на самом деле, ведет только к касанию и отталкиванию.
Потом нас ждало очередное музейное кафе. И разговор, как всегда, обо всем и ни о чем, но всегда о самом главном и самом серьезном, даже если о погоде. Странное свойство одной только АС – подключение к глубинным слоям мирового разума даже при обсуждении выжатого пакетика чая. Она, наверное, не осознает – просто живет так! Касаясь рукавом экзистенциального смысла жизни. Поймать и употребить себе во благо только никак не может… или не хочет? Наверно, жаль! Или наоборот?!
Потом подгребла моя мама. Потом – мы поехали с мамой к нашим родственникам в «Алые паруса», а АС пошла своим путем по своей орбите, все так же скользя рукой по перилам вселенской грусти.
«Алые Паруса» - это да! Громадные три дома, с охранником, с подземным паркингом, с бесшумными лифтами, с мраморным или вроде того холлом, в общем, как говорится, «со всеми делами» - понтовые, короче :-). Своя прачечная, чуть ли не ремонт обуви, парикмахерская, солярий и т.п. (могу путать, но что-то в этом роде). Комплекс провинциала усилился! :-)
Повидали тетю и двоюродную сестру. Тетя болеет, лечится, тяжело, плохо чувствует себя. Сидели долго, потому что, вроде, неудобно уйти, а с другой стороны, слишком долго, потому что надо было бы уйти раньше. Говорили о чем-то невнятном. Под конец тетя ударилась в косвенные обвинения моего семейства, как это почти всегда и бывает при этих встречах, говоря при этом, правда, о других людях. Но всем понятно, что это и про нас тоже. Мама с мрачным видом, но мило улыбаясь, все это выслушивала. Ну и я тоже. Сестрица пыталась как-то загладить ситуацию чем-то вроде: «ну почему люди не могут жить в мире и не предъявлять друг другу претензий?!». От чего она мне симпатична - миротворица. Что думает про себя – не знаю. Ну короче – весь этом дурдом встречи родственников, которые друг друга слабо переваривают, да и видятся раз в несколько лет! Впрочем, может быть это и паранойя – последнее время я ни в чем уже не уверена. Вообще чем дальше живу, тем более убеждаюсь, что истина не просто субъективна, ее не может быть в принципе. Есть лишь убеждения, существующие в миллиардах психически нездоровых мозгов. И от этого не то, чтобы грустно или страшно, а как-то пусто!
***
День третий – 3 июля.
Счетная палата. Сижу на Конференции, т.к. «мои» темы. Авторское, патентное, и всякая другая мало мне понятная, и никому не нужная лабуда.
То есть нужная, конечно, но в практическом аспекте, а не из настолько отдаленных теоретических высей. В общем, теперь придется все это изучать, а так не хочется, потому что, хоть и интересно, но такой объем незнакомой информации! Опять же - Лень!
Мама была уже на конференции только частично – уехала с обеда на вокзал и домой.
А я, проводив маму до вокзала, зашла в ресторан суши, объелась до немогу, дослушала доклады, народ уже разбежался в основном, лицезрела Богуславского, который очень высоко отозвался о докладе, в котором я вообще ничего не поняла, утвердилась в очередной раз в собственном тотальном скудоумии и вечером пошла спонтанно на балет в театр «Новая Опера» в саду «Эрмитаж». Захотелось творческого, типа! :-). По дороге посмотрела памятник Высоцкому на Каретном. Впечатление? Многозначное! Мало выразимое даже…
Балет понравился – около десяти отрывков из разных балетов, объединенные одной сюжетной линией: вроде того, что проводится конкурс танцовщиков, и они (танцовщики) показывают эти балетные номера. В связках – по сцене перемещается очень колоритное жюри этого конкурса, и летают и ездят всякие декорации, вроде картонного самолетика, надписей с наименованиями городов, столов и т.п. В общем и целом, ничего!
Когда шла обратно, было еще светло. И я, разомлевшая от музыки, пластики и красоты, от вечернего закатного оранжевого солнца, от тепла, идущего от асфальта, и прохлады, уже сгущающейся в воздухе, погуляла немного по Каретному и по кольцу в таком приподнятом настроении, что, казалось, вот сейчас взлечу! Такие редкие и по большей части немотивированные моменты!
Приехала в гостиницу уже ближе к полуночи, когда было темно, и на улицах оставались только бездомные или веселые.
***
День четвертый – 4 июля.
Не пошла на Конференцию – там должны были выбирать новый состав Правления. Колодкин уходит, будет Капустин. Ну и ладно! Кто я, в конце концов, чтобы их выбирать!
Утром выспалась, собрала вещи, сдала номер. Отвезла вещи на вокзал и поехала в Пушкинский музей. Зашла в Храм Христа Спасителя. До этого в один из дней удалось зайти только в церковь рядом с Храмом, т.к. сам Храм был закрыт. Впечатляет! Красиво! И… трогает! Кстати, на входе опять шмонали :-).
Потом ходила по Пушкинскому до упора – по XX веку. Чуть не опоздала на поезд! Уже болела спина, но так интересно. У них подписи под каждой картиной, плюс в каждом зале краткое описание тенденции, школы, течения, направления, и т.п. В общем, экспозиция организована здорово!
Ну а потом 4 с половиной часа в поезде, час в метро с тяжеленным рюкзаком и сумкой, и вот я дома.
На этом радостная жизнь закончилась.
***
Встретил меня Леша словами, «у меня чего-то второй день двоится в глазах» и вопросом: «какой сегодня день недели? а число?». Через две минуты вопрос был повторен. Еще через две минуты – вопрос был повторен. Еще через две минуты… После чего я запаниковала.
Дальше были суббота и воскресенье, в которые я металась между стремлением звонить срочно в скорую, и уговорами в понедельник срочно идти к врачу.
В субботу приехала ЕП – встретились в узбекском ресторанчике в центре. Я была в таком взвинченном уже состоянии, что даже настроение мое было в плюсе, а не в минусе, как можно было бы ожидать. Какая-то лихорадочная активность проявилась на нервной почве. Так что встреча меня приободрила.
Воскресенье прошло в том же тихом помешательстве и терпеливых ответах на все тот же вопрос. К которому добавились –видимо, для разнообразия, еще несколько: «А я вчера на работе был?», «А позавчера?» и все сначала, и т.п.

В понедельник, дав строгие инструкции вызвать на дом врача, в растерянных чувствах, я умчалась на работу.
Позвонив домой около десяти, чтобы проконтролировать процесс вызова, услышала в ответ: «Какого врача?», и следом: «А сегодня какой день недели?». После чего я разрыдалась, была накормлена какой-то гадостью, типа корвалола с сахаром и горячей водой, и отправлена домой со словами: «мы прикроем».
Дальше два дня я изображала в больнице, по счастью находящейся радом с домом, роль поводыря и няньки при внешне абсолютно нормальном и здоровом человеке, отчего чувствовала себя как какая-то стервозная злыдня. И видимо, и выглядела соответствующим образом в глазах медсестер и врачей. Впрочем, невролог, сказав: «у-у-у!», и призвав еще парочку людей в халатах к осмотру, утвердила меня в правильности моего отношения к ситуации. В итоге, оказалось, что вот так выглядят «сопутствующие диабету заболевания». Дальше следовали страшные латинские ругательства.
К слову, в Москве таская рюкзак и бродя по музею, я сорвала спину. Уже в пятницу стало все болеть. К воскресенью все уже болело так, что я не могла ни стоять, ни лежать, ни на бок повернуться, ни сидеть, ни вообще. Все движения давались через преодоление. Это меня очень забавляло почему-то. Не боль в позвоночнике, конечно, а сам факт того, что все свалилось одновременно. Какое-то веселье наступило нервное и любопытное: «ну, что еще случится для общей каши?!» Ха-ха! Начало болеть горло…
Впрочем, на фоне всей этой канители с Лешей, я как-то боль перестала ощущать – просто перестала на нее обращать внимание. А горло бесследно прошло за два дня. Странная, все-таки, штука – эта психика!
В общем, два дня я пробегала то в больницу (то с Лешей туда и обратно к врачу и на процедуры, и на томографию, и на анализы, то они деньги не правильно посчитали и хотели отдать - изверги! но честные!), то по аптекам (не было нигде лекарств), то по магазинам (полезную еду покупать). Потом вышла на работу и уже, как заправский директор, руководила процессом из мягкого кресла, давая ценные указания и инструкции по телефону :-). Правда, дергаясь по каждому мелкому поводу, потому что указания надо было давать на каждое движение: куда идти, во сколько, куда повернуть, что сказать, что отдать – документы собраны, и инструкции записаны были с вечера, и в руку вложены, все предыдущие дни досконально записаны в тетрадочку, но вопросы не убывали, причем, в основном, чередовались все те же.
Последовали две недели амбулаторного лечения уколами и капельницами. Слава Богу, через несколько дней стало лучше, прошло двоение в глазах, и наладилась ориентация в пространстве и во времени. Правда, отдельные проблемы с памятью вижу до сих пор, что не вдохновляет, конечно.

Ну что еще могло для общей..?!
Через две недели Леша вышел на работу, где ему было сказано, что он никого не предупредил о больничном (хотя он при мне звонил два раза – и секретарю, и в кадры), и что вообще… бла-бла-бла… и, в общем, не хочет ли он уволиться. Он выбил себе месяц на поиски работы. Так что с 22 августа к сонму безработных добавится еще одна душа. Занавес!

Эпилог. Только я получила сообщение, что Леша увольняется, мама сообщила, что брат в больнице, и будут делать операцию под наркозом: вывихнул ключицу так, что невозможно вправить, и надо ставить штырь металлический.
У братца безалаберного оказалось, что не оформлен полис. К счастью, очень удачно за полдня удалось провернуть получение, для чего надо было съездить в больницу, потом в поликлинику, где дают полисы, потом опять в больницу. Но повезло, что везде (удачный день!) я попадала сразу (приходили маршрутки, не оказывалось очередей и т.п.).

При всем при этом я ходила по каким-то многочисленным врачам, на мануальную терапию, лечилась какими-то таблетками, сдавала документы на финскую визу, пыталась делать Леше загранпаспорт, искала тур, дергалась от того, что мама уезжает, а брату надо чего-то, чего не ясно: то ли с ложечки кормить, то ли не мешать жить, и еще приезжают какие-то мамины друзья, которые будут проездом, и с которыми тоже не ясно, что делать: то ли встречать, то ли нет, и оттого, что увольняют пришедшую почти одновременно со мной девочку, которой работы не давали, и от неясности почему это: то ли потому, что пришел новый нач.отдела, которому для «своего» человека нужно было место, то ли потому, что рядом сидящая сотрудница наговорила про нее гадостей втихаря начальству, и от того, что и мне работы как-то не дают, и не признак ли это…
Ну вот, собственно, и весь замечательный июль.

@темы: Веселое, Воспоминания, Город, Грустное, Для памяти, Настроение, Работа, Семья, Театр

16:28 

ХЗ что

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Бей в ба-рра-ба-ны, жизнь. В перепончатых лапах лягушек
умирает небес глубина, и в ладонях немеет душа.
Лейся медленной струйкой, младое вино,
в чистый хруст чернового полудня,
выливайся кефиром сомнений
из полуночи Судного дня.

Звонкий свист астероидов в уши –
летящие мимо
роты ангелов белых в больничных халатах - босых
безработных бездомных бессмертных бессменных.
Шум веков шелестит. Беспредметные сны…

Беспокойные будни и бурные темные воды
на дорогах родных, но забытых для новых причуд.
Колобродят коты по весне.
В черных омутах ткет хороводы
злая нежить – лесное отродье: в косе
ли монисто звенит, иль русалочья цепь на запястье,
иль речной чешуи серебристая лунная сталь?

Под подошвой кроссовка хрустит, как песочная крошка,
или мелкие гвозди, сосновая шишек печаль.
Ивы головы клонят к земле. Золотая морошка
по росе разбросала волнистых туманов вуаль,

утопив связки бусин своих – мандариново-рыжие клецки –
в мягком бархатном мхе, как морковные кольца в ухЕ.
Тянет издали прелой листвой и дымком – у костра свои кости,
видно, греет чужая душа. Позабыта ромашка в руке.

Бесприютная тяга влечет по болотам сквозь боры,
частоколы осин да болота. Ладони изодраны в кровь.
Позабыто печное тепло, пледик клетчатый, кружечка кофе
и цветочные шторы. Что было – истлело давно.
Истрепалась джинса на коленях. И что еще: долго ли, скоро ль?
Все сквозь дебри идешь и идешь. Боль. Иного тебе не дано.
Часовой механизм замолчал. Это мельник – с деревнею в ссоре
со среды – не берет для помола зерно.

Где конец, где от вечности властной укрыться?
Исцарапаны скулы. Поглядишь – грязь да груз впереди.
Как волчонок скулит без волчицы – сжимается сердце в груди.
Никого в целом мире. Забыты знакомые лица.
Никогда не придти к очагу и покою: бреди, не бреди!

Так и будут лишь отсветы венчиков белых
над макушкой мелькать, да в ботиночках хлюпать вода.
Да – невидима в кочках – мотивчик несмелый
не в сезон и не к месту затянет лягушек орда.
Так и будет маячить вдали воскресенья оркестр,
так и будешь трезветь, понимая, что нынче – среда.
Только мокрая тина из дальнего-дальнего детства
так и будет шуршать, словно жизненных дней череда.

@темы: Грустное, Настроение

21:10 

Прошедший месяц:

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
28.04.08 17.30

Вчера – Пасха. Последнюю неделю соблюдала «правильный» :-) пост. В прошлый четверг собиралась идти на вечернюю исповедь и на причастие. Поленилась – поехала домой. Собиралась в пятницу – пошла на фигурное катание. Собиралась в субботу – пошла на встречу одноклассников. С одноклассниками встречались в три. Хотела пойти на встречу на пару часов – а потом пойти на вечернюю исповедь и вечером – на крестный ход. А просидела на встрече до полдесятого, т.к. все опаздывали, и подходили новые люди, с которыми тоже хотелось пообщаться. Устала ужасно, и в итоге никуда не пошла. Смотрела пасхальную службу по телевизору. :-( И ничего-ничего не чувствовала :-(. А утром – у всех праздник – а у меня такое состояние, будто в солнечное сплетение кто-то со всей дури кулаком вмазал. Просто перевертывает и крутит всю. В общем, весь день провела в муках истощенной ни на что не реагирующей души. Вечером – видимо, на почве психического состояния – пошли физические уже нелады – опять упал пульс, и ужасно было плохо. И утром сегодня тоже. Все болит, будто пинали меня долго-долго. Голова как с жесточайшего похмелья, при том, что с нового года ни капли ничего не пила. С точки зрения материалиста, я бы подумала, что просто устала от деятельности, мало спала и магнитные бури какие-нибудь. Но чувствую, что совсем наоборот – что душевное первично в этой внезапной болезни и тоске. И вообще, где плохо организму – не пойму, но ужасно депрессивное и покаянное состояние.
И думаю, что все равно никак не смогу в ближайшее время в церковь сходить – очень неправильное что-то во мне – и как будто отталкивает меня что-то, и очень некомфортно. Все-таки исповедь, реально больше всего похожа на смерть, а отпущение грехов и причащение – на воскресение. Даже чисто физически. Самое удивительное во всем этом – это именно физическое ощущение, потому что те кульбиты, которые совершает душа – очень все-таки субъективны, и сама она не поймет, что же чувствует в действительности.
Но не перебороть себя – опять предпочитаю светскую деятельность той, которая будет полезна. Опять иду встречаться сегодня (с ЕЮ).
Хотя это, может, и не плохо. Она, по крайней мере, может меня сподвигнуть на это самое деяние, которого организм жаждет, но страшится.


06.05.2008
Вчера ходили в музей завода. Оказывается, завод открылся еще аж в 1857 году. Музей большой, но в основном экспонаты в виде фотографий. Экскурсовод разошлась и вещала час сорок пять минут. Половина наших свалила еще в самом начале, часть испарилась незаметно в процессе. Четверо дострадали до конца. В целом интересно, но мне как кинестетику было слегка скучновато: почти нечего было потрогать. Есть там, правда, токарный и печатный станки, на которые даже есть какие-то охранные свидетельства и которые ездят на выставки. Еще есть несколько действующих моделей паровых и газовых турбин, в которых от нажатия специальной кнопочки вертятся лопасти, роторы и чего там в них еще есть. Особенно поразил раздел экспозиции про военное время. Страницы дневника одного из рабочих завода, озаглавленные: «Меню голодного времени» - несколько рецептов в таком духе: взять дуранду (это жмых, оказывается), перетереть в мясорубке, раскататься в тонкую лепешку, сушить в духовке, или жарить на любом масле, если есть. Тут же представлена лепешка из этой дуранды, которую давали в качестве поощрения – черно-коричневое нечто, похожее на комок земли размером с детский кулачок – суточная норма. Самое большое впечатление – от письма, оставленного сыну: дословный текст не помню, но примерно так: «Сын! Я ухожу на фронт. Прости меня, что ухожу не попрощавшись и за то, что у нас в семье не так все было хорошо. Слушайся маму, и строй свою семью не так, как я. Прощай!» Представилось, что больше он никогда не увидел ни свою жену, ни своего сына. И ничего не смог поправить… Я чуть не разревелась там.
Еще разные письма-прошения. Например, примерно так: «прошу направить меня в санаторий, поскольку я полгода жила с матерью, которая не могла ходить из-за инвалидности, и получала крайне скудный паек, а я не могла ей оказывать уход, так как должна работать, поэтому мне приходилось делить свои карточки на двоих, и в настоящее время я очень истощена.». Должна была, приходилось… Очень напоминает атмосферу, описанную у Георгия Эфрона (Мура) в дневниках. Никакого во всем этом не было, к черту, героизма. Каждый сам за себя, и выживает сильнейший. Сострадание и взаимопомощь, да, наверное, были. Но не сумасшедшие фанатики жили тогда, которых описывали наши советские книжки и фильмы. Была обычная жизнь обычных людей. С огромными проблемами, которые каждый старался решать в силу своих возможностей. Горестная, безрадостная и беспросветная…

@настроение: грустно

@темы: Грустное, Для памяти, Настроение

Нарисованная жизнь

главная