Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Настроение (список заголовков)
21:10 

Прошедший месяц:

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
28.04.08 17.30

Вчера – Пасха. Последнюю неделю соблюдала «правильный» :-) пост. В прошлый четверг собиралась идти на вечернюю исповедь и на причастие. Поленилась – поехала домой. Собиралась в пятницу – пошла на фигурное катание. Собиралась в субботу – пошла на встречу одноклассников. С одноклассниками встречались в три. Хотела пойти на встречу на пару часов – а потом пойти на вечернюю исповедь и вечером – на крестный ход. А просидела на встрече до полдесятого, т.к. все опаздывали, и подходили новые люди, с которыми тоже хотелось пообщаться. Устала ужасно, и в итоге никуда не пошла. Смотрела пасхальную службу по телевизору. :-( И ничего-ничего не чувствовала :-(. А утром – у всех праздник – а у меня такое состояние, будто в солнечное сплетение кто-то со всей дури кулаком вмазал. Просто перевертывает и крутит всю. В общем, весь день провела в муках истощенной ни на что не реагирующей души. Вечером – видимо, на почве психического состояния – пошли физические уже нелады – опять упал пульс, и ужасно было плохо. И утром сегодня тоже. Все болит, будто пинали меня долго-долго. Голова как с жесточайшего похмелья, при том, что с нового года ни капли ничего не пила. С точки зрения материалиста, я бы подумала, что просто устала от деятельности, мало спала и магнитные бури какие-нибудь. Но чувствую, что совсем наоборот – что душевное первично в этой внезапной болезни и тоске. И вообще, где плохо организму – не пойму, но ужасно депрессивное и покаянное состояние.
И думаю, что все равно никак не смогу в ближайшее время в церковь сходить – очень неправильное что-то во мне – и как будто отталкивает меня что-то, и очень некомфортно. Все-таки исповедь, реально больше всего похожа на смерть, а отпущение грехов и причащение – на воскресение. Даже чисто физически. Самое удивительное во всем этом – это именно физическое ощущение, потому что те кульбиты, которые совершает душа – очень все-таки субъективны, и сама она не поймет, что же чувствует в действительности.
Но не перебороть себя – опять предпочитаю светскую деятельность той, которая будет полезна. Опять иду встречаться сегодня (с ЕЮ).
Хотя это, может, и не плохо. Она, по крайней мере, может меня сподвигнуть на это самое деяние, которого организм жаждет, но страшится.


06.05.2008
Вчера ходили в музей завода. Оказывается, завод открылся еще аж в 1857 году. Музей большой, но в основном экспонаты в виде фотографий. Экскурсовод разошлась и вещала час сорок пять минут. Половина наших свалила еще в самом начале, часть испарилась незаметно в процессе. Четверо дострадали до конца. В целом интересно, но мне как кинестетику было слегка скучновато: почти нечего было потрогать. Есть там, правда, токарный и печатный станки, на которые даже есть какие-то охранные свидетельства и которые ездят на выставки. Еще есть несколько действующих моделей паровых и газовых турбин, в которых от нажатия специальной кнопочки вертятся лопасти, роторы и чего там в них еще есть. Особенно поразил раздел экспозиции про военное время. Страницы дневника одного из рабочих завода, озаглавленные: «Меню голодного времени» - несколько рецептов в таком духе: взять дуранду (это жмых, оказывается), перетереть в мясорубке, раскататься в тонкую лепешку, сушить в духовке, или жарить на любом масле, если есть. Тут же представлена лепешка из этой дуранды, которую давали в качестве поощрения – черно-коричневое нечто, похожее на комок земли размером с детский кулачок – суточная норма. Самое большое впечатление – от письма, оставленного сыну: дословный текст не помню, но примерно так: «Сын! Я ухожу на фронт. Прости меня, что ухожу не попрощавшись и за то, что у нас в семье не так все было хорошо. Слушайся маму, и строй свою семью не так, как я. Прощай!» Представилось, что больше он никогда не увидел ни свою жену, ни своего сына. И ничего не смог поправить… Я чуть не разревелась там.
Еще разные письма-прошения. Например, примерно так: «прошу направить меня в санаторий, поскольку я полгода жила с матерью, которая не могла ходить из-за инвалидности, и получала крайне скудный паек, а я не могла ей оказывать уход, так как должна работать, поэтому мне приходилось делить свои карточки на двоих, и в настоящее время я очень истощена.». Должна была, приходилось… Очень напоминает атмосферу, описанную у Георгия Эфрона (Мура) в дневниках. Никакого во всем этом не было, к черту, героизма. Каждый сам за себя, и выживает сильнейший. Сострадание и взаимопомощь, да, наверное, были. Но не сумасшедшие фанатики жили тогда, которых описывали наши советские книжки и фильмы. Была обычная жизнь обычных людей. С огромными проблемами, которые каждый старался решать в силу своих возможностей. Горестная, безрадостная и беспросветная…

@настроение: грустно

@темы: Грустное, Для памяти, Настроение

16:28 

ХЗ что

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Бей в ба-рра-ба-ны, жизнь. В перепончатых лапах лягушек
умирает небес глубина, и в ладонях немеет душа.
Лейся медленной струйкой, младое вино,
в чистый хруст чернового полудня,
выливайся кефиром сомнений
из полуночи Судного дня.

Звонкий свист астероидов в уши –
летящие мимо
роты ангелов белых в больничных халатах - босых
безработных бездомных бессмертных бессменных.
Шум веков шелестит. Беспредметные сны…

Беспокойные будни и бурные темные воды
на дорогах родных, но забытых для новых причуд.
Колобродят коты по весне.
В черных омутах ткет хороводы
злая нежить – лесное отродье: в косе
ли монисто звенит, иль русалочья цепь на запястье,
иль речной чешуи серебристая лунная сталь?

Под подошвой кроссовка хрустит, как песочная крошка,
или мелкие гвозди, сосновая шишек печаль.
Ивы головы клонят к земле. Золотая морошка
по росе разбросала волнистых туманов вуаль,

утопив связки бусин своих – мандариново-рыжие клецки –
в мягком бархатном мхе, как морковные кольца в ухЕ.
Тянет издали прелой листвой и дымком – у костра свои кости,
видно, греет чужая душа. Позабыта ромашка в руке.

Бесприютная тяга влечет по болотам сквозь боры,
частоколы осин да болота. Ладони изодраны в кровь.
Позабыто печное тепло, пледик клетчатый, кружечка кофе
и цветочные шторы. Что было – истлело давно.
Истрепалась джинса на коленях. И что еще: долго ли, скоро ль?
Все сквозь дебри идешь и идешь. Боль. Иного тебе не дано.
Часовой механизм замолчал. Это мельник – с деревнею в ссоре
со среды – не берет для помола зерно.

Где конец, где от вечности властной укрыться?
Исцарапаны скулы. Поглядишь – грязь да груз впереди.
Как волчонок скулит без волчицы – сжимается сердце в груди.
Никого в целом мире. Забыты знакомые лица.
Никогда не придти к очагу и покою: бреди, не бреди!

Так и будут лишь отсветы венчиков белых
над макушкой мелькать, да в ботиночках хлюпать вода.
Да – невидима в кочках – мотивчик несмелый
не в сезон и не к месту затянет лягушек орда.
Так и будет маячить вдали воскресенья оркестр,
так и будешь трезветь, понимая, что нынче – среда.
Только мокрая тина из дальнего-дальнего детства
так и будет шуршать, словно жизненных дней череда.

@темы: Грустное, Настроение

16:40 

16 июня 2008 (с работы домой)

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Я еду. Слушаю Scorpions. Любимое – When the Smoke is Going Down.
Музыка (почти любая) обладает удивительным свойством – очищать, опустошать, освобождать мозг.

Итак, я еду.
Очищенным, опустошенным, освобожденным мозгом под ритм, влетающий в уши и проникающий в каждую клеточку тела, ловлю летящие навстречу черты и подробности жизни.

На площади Революции цветет шиповник. На ближайшем к площади здании – промышленном корпусе бывшего советского предприятия или НИИ – обветшавшем пыльном сером – тусклая белой краской надпись: «М..., я тебя люблю!».
Я проношусь мимо и думаю, что ведь, может быть, в момент, когда я увидела эти слова, жизнь моя загадочным образом вошла в соприкосновение с жизнью далекого незнакомого человека – написавшего это как бы и про меня тоже. И может быть, многие события в наших с ним судьбах вели нас к этому моменту, происходили не зря – не просто так, а именно для того, чтобы однажды душным вечером я проехала мимо этой надписи и прочитала ее, и душа моя порадовалась.

Я еду дальше.
На проспекте Энтузиастов цветет-отцветает сирень. На строительном заборе новенького только что выстроенного свежевыкрашенного желто-сине-белого монолита надпись кричаще-яркой охрой: «М... – дура!». Я еду мимо и думаю: "Интересно, кто такая эта М...?"

Странно, но мне не приходит в голову, что жизнь человека, написавшего – фи! на таком чистом заборе такую грязную мысль! – может иметь ко мне хоть какое-нибудь отношение.
Видимо, все-таки жизнь моя – это только тот небольшой кусочек жизни настоящей, который я хочу и могу заметить. И сколько же разных обстоятельств ограничивает зону видимости!
Их в тысячи раз больше, чем прутьев в тюремной решетке.

@музыка: When the Smoke is Going Down :-)

@настроение: лирическое

@темы: Город, Мысли вслух, Настроение

18:55 

Последние события и впечатления

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
В выходные свозили, наконец, котю к врачу - кашляет, бедняга! Ради этого была куплена переноска. Мелочь мяучила всю дорогу, вжималась в дальнюю стенку и таращила глазенки. Но дома сразу же успокоилась. И переноску теперь облюбовала как свое законное в доме место. Спит там и ко мне приходит только под утро - видимо, чтобы - ладно уж! - сделать одолжение и оказать милость.

Не могу никак избавиться от насморка. Дали, наконец, ДМС-ку - записалась к ЛОРу.

Еду с 1 по 4 июля в Москву. Завтра надо выкупить билеты. Гостиницу еще не подтвердили. Все-таки организация жизни - не моя стихия: ужасно не люблю неопределенность!

Наташа в отпуске - бегаю к нотариусу. Она ездит на машине, а я бегаю пешком - полчаса в одну сторону. Поскольку пока особенно не грузят, то в общем и целом это неплохо - прогуляться днем. Жаль, что мало всего попадается по пути: промышленная зона практически.

Сегодня, по пути от нотариуса обратно, зашла в кафе. Говорили, там неплохой шашлык. Я там была как-то и брала шашлык из индейки, который мне не очень понравился. И вот - следуя советам - решила попробовать свиной. Шашлык там подают с лучком и с соусом, напоминающим не очень острую аджику (если аджика бывает не острой :-)
И вдруг вкус этого шашлыка с этим соусом и этим луком просто поднял меня, закружил и... унес на двадцать лет назад... В Удельном парке был ресторан. Сейчас догадываюсь, что не такой уж и крутой ресторан был, но тогда для меня - ребенка - это было место, по своей престижности и недоступности сродни, наверное, появлению на дорожке Каннского фестиваля сейчас. По ощущению моему тогдашнему, разумеется. Глоток буржуазной великосветской жизни. Такое могли себе позволить только какие-нибудь "начальники отделов из КБ" (это тогдашняя мысль :-). Ресторан был, к слову, грузинской кухни. И вот однажды мы семьей пошли в этот ресторан. Наверное, родители нас немного попугали, дабы мы прочувствовали важность момента и не особенно шалили, ну вроде того, что надо сидеть тихо и есть ножом и вилкой, и салфетку положить на колени и т.п. И "важность момента", безусловно, и определила все мое восприятие того вечера. В общем, вот этот сегодня съеденный шашлык и соус и унесли меня к тому шашлыку и соусу в грузинском ресторане моего детства. Был там (в детстве) еще тархун. Это был не обычный тархун из бутылки, который тоже, в общем-то, был радостью в те дни. Это был необыкновенный темнозеленый насыщенно-травяной тархун в пузатых больших бокалах, прозрачных, словно горная вода, отражавших в своих покатых боках заходящее солнце. Их было трудно держать, т.к. стол был высоковат для меня той - мелкой, а стаканы были на длинных ножках. И я с величайшей осторожностью "снимала" их со стола и... вкуснее напитка я не помню, наверное, за всю мою жизнь! И еще были блестящие многочисленные (ну по две, скажем :-) вилки, были ножи с тяжелыми позолоченными гравированными ручками, белейшие наивыглаженнейшие скатерти и... офи-ци-ан-ты в черных фраках (ну, может, это были и не фраки, но что-то очень-очень похожее :-) и... распорядитель всего действа (я сразу поняла, что это "Метрдотель") - существо совершенно божественное и недосягаемое, на протяжении всего нашего ужина очень неодобрительно смотревший на меня, именно на меня, конечно, именно на меня: как я неуклюже режу шашлык тяжелым ножиком, как у меня падает листочек петрушки с длиннозубой (явно старинной - наверное, собственность царицы Тамары! :-) вилки, зажатой в вспотевшей левой руке. Пролетарские мои будни, дворовые мои интересы, яичница с картошечкой со сковородочки были в тот момент так чудовищно далеки от всего этого великолепия, что казались каким-то другим миром - мне даже и не приходило на ум сравнивать, я даже, насколько помню, ни с кем из друзей-товарищей и не поделилась этим потусторонним опытом посещения НАСТОЯЩЕГО РЕСТОРАНА :-), поскольку совершенно ясно понимала: чтобы это понять - надо пережить, и разговоры и описания тут бессмысленны. Больше, в общем-то, не помню ничего. Но сегодняшний обед - хоть и такой же вкусный - не только не вспомнила бы никогда, но и не запомнила бы и не заметила бы, если бы не эта призрачная лестничка из него в прошедшее.
После съедения шашлыка я в каком-то лирически-ностальгическом настроении сидела и глядела по сторонам. Просто сидела, и просто глядела. И вдруг поймала себя на ощущении, что никогда я так не сижу и не гляжу: просто - на все, что есть, не фиксируя и не размышляя. Теперь всегда мозг совершает какую-то работу - критическую. Работу тайную, может, и не замечаемую мной, наверное, примерно так: вот пришли девушки, я их никогда не видела и никогда не увижу больше - зачем они мне - вычеркнуть, вот лампа - интересный дизайн, но я ремонт делать не собираюсь - вычеркнуть? - пожалуй можно сложить в дальний ящик, вдруг понадобится, вот соломенный навес - интересный ход - можно использовать?, вот охранник - наверное, мается от безделья, интересно, он работает два через два или каждый день, интересно, ему здесь есть можно или нет, хороший типаж для кино, обещал мне сообщить, когда будет готов шашлык и не успел, так как отлучился, а зачем хотел сообщить, это ведь не входит в его обязанности, точно от безделья мается, да и вообще кого тут охранять и от кого...
И мне вдруг стало так хорошо от того, что вот я сижу, и вот я гляжу - на все ПРОСТО ТАК - просто запечетлевая на сетчатке глаза видимую картинку, как фотографию. И вдруг стало так жалко себя от того, что так редко случается это ПРОСТО ТАК.
Но тут пришла женщина с подносом, которая не могла найти места, и попросилась за мой стол, и как уже все съевшая я собрала с внутренним вздохом вещички и пошла дальше - на РАБОТУ. А детство - осталось привкусом шашлыка на языке.
А потом я пожевала жевачку :-)

@музыка: My live is goes on - а к чему?

@настроение: ностальжи

@темы: Воспоминания, Для памяти, Настроение

00:17 

1 августа 2008 года

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Ну вот, закончился июль, который запомнится надолго. Обилием событий и эмоций. Событий, не всегда радостных, и эмоций, что удивительно, по большей части весьма положительных. Итак…

День первый.
1 июля прибыла я в столицу нашей родины.
После некоторых проволочек загрузились с мамой в гостиницу «Восход», где оказалось – нет горячей воды :-(. Со всеми формальностями и чаепитиями улеглись спать в начале четвертого утра. В семь – подъем. Мутит от недосыпа, но день хорош, небо высокое и голубое, и предвкушение отрыва, который впереди! В восемь утра – автобус в «Президент-Отель», где торжественное открытие Конференции. Всеобщее оживление – встречаются старые знакомые раз в год и т.д. Я мало кого знаю, поэтому сосредотачиваюсь на регистрации и уплате членских взносов. В фойе продают-покупают умные книжки. Галенская сидит грустно и устало, с утомленной улыбкой здоровается с молодыми людьми, подчеркнуто вежливо вьющимися вокруг стола, ждет, когда принесут журналы, которые привезли из Питера продавать. Интересно, она что, сама продавать будет :-0? Жаль, я не успела посмотреть. Я прикупила тоже пару книжек: одну по внешнеэкономическим сделкам, другую – по международному коммерческому арбитражу. Долго выбирала, чтобы не слишком тяжело везти было, к тому же все дико дорого. В итоге, обе книжки лежат на рабочем столе уже больше месяца – как раньше говорили, «страницы не разрезаны». Ну, «какие наши годы»! Идем в зал. Еще шумно, но уже рассаживаются. Президент, как всегда, красноречив и сыплет дипломатическим юмором. Красиво: стена за спиной президиума – сплошное окно. Из окна видна жуткая громадина церетеллиевского Петра и – на расстоянии чуть ли не вытянутой руки – две обшарпанные церквухи. Жара, солнце. Лето! Работать неохота! Тем более, не мои темы – публичное право. На этот раз я приехала ради частного. Но еще интересно на всех посмотреть, почувствовать легкую нервозность первого дня, торжественного открытия, зачитывания телеграмм с красивыми заглавиями: «министр иностранных дел», «уполномоченный по правам человека», «глава отделения Красного Креста»… все выражают, одобряют, поддерживают, признают огромный вклад, ценят значение и т.д., и т.п. Но… начинаются доклады, лица суровеют, достаются блокноты и ручки, и через пару часов все это грандиозное мероприятие становится просто довольно утомительной лекцией. Интересной, полезной, но… ЛЕТО! ЖАРА!! СОЛНЦЕ!!! Впрочем, планов на день никаких, поэтому сижу и честно конспектирую.
Вечером договорились встретиться с ЕП – пойти на спектакль в театр Эстрады. Погуляла по Москве: Полянка, Якиманка – какие названия! – древностью веет славянской даже от асфальта и железных люков мостовой. Даже от рекламных баннеров :-). На стенах домов кое-где попадаются репродукции картин в рамах – прямо на стенах фасадов с сопровождающей табличкой или без нее (Рембрандт, Рубенс, Веласкес, Гойя…). Чья-то умная и похвальная инициатива! Просвещенное население не зря, наверное, хвалит местные власти :-). Пофоткала Кремль издалека. Чувства потерянного в мегаполисе провинциала! :-) В довершение – обожралась в кафе, соблазнившись надписью: «Быстро, вкусно, дешево!». Все оказалось правдой! Короче, становлюсь все лояльнее и лояльнее к Москве…
Спектакль понравился: жизненно! Но, как теперь выясняется, не особенно запомнился :-(.
Удивительный город – Москва: в театре шмонают на входе – заставляют открывать и чуть ли не выворачивать сумочки, даже дамские. Та же процедура ожидает при входе в музей и храм (!) В театре заставили сдать фотик – выдали синенький жетончик. Учитывая, что в сумке уже лежали два синеньких жетончика от камеры хранения, я, конечно же, в них запуталась. Выходя после спектакля, подумала, надо бы с ЕП сфотографироваться на память, и – очень вовремя подумала, надо сказать – иначе ушла бы без фотика. Ой, говорю, а фот мой где? Вспоминаю, что его отобрали при входе, начинаю рыться в сумке в поисках заветного жетончика. Тщетно! Все зрители ушли, меня ждут человек пять – коллеги ЕП, охранники подгребли, заставляют меня достать из сумочки методично все, что там есть, а там – чего только нет (прокладки, тампаксы, конфетные обертки, лекарства) – я, короче, стесняюсь, продолжаю рыться, уже слегка краснея и потея. В итоге – ура!!! жетон найден, фотик спасен! :-)) Вот такая веселая встреча с Москвой!
* * *
День второй – 2 июля.
Сегодня встречаюсь с АС. План – выставка футуристов в Пушкинском музее. Выспалась! Ура! Солнечно и жарко! Люблю московское метро: красиво, понятно и быстро! Доезжаю до места (Кропоткинская) – вижу вход – не пускают, оказывается я нашла выход, а вход с другой стороны, нахожу, вхожу, вижу кафе, иду завтракать. В ожидании АС – обставляю стол пирожными, салатами, соками, чаем. В момент моего вгрызания в «картошку», следуя моим телефонным указаниям, нашла меня АС. Оказалось, я пришла не туда, куда надо было :-( - совершенно типичная для меня история! :-) С помощью АС найден правильный пункт назначения. Сумки в очередной раз осмотрены, телефоны трогать не разрешают – сразу подбегает бабушка-смотрительница и причитает, что съемка запрещена. И настойчиво (скорее, даже назойливо) дышит за плечом, пока телефон не уберешь. Да ладно – мелочи жизни!
В удивлении своим безграмотным существованием узнаю, что футуризм зародился не в России :-0 (!) Вот это да! Почему-то мне никогда это в голову не приходило! Это вроде того, как городские современные дети думают, что булки растут на деревьях в уже готовом виде. Просто, российский футуризм как-то представлялся, хоть и туманным образом и смутным абрисом, а вот откуда все это поперло и с чего – не было мысли об этом.
Но российский футуризм все равно более душевен, и впечатляет от этого больше – проникает как-то внутрь. Западный (может, оттого, что более ранний, может, оттого, что западный) – более умственный, умствованный. Особенно интересно читать манифесты, развешенные на стенах. Как этот футуризм понимали разные родоначальники этого самого футуризма. Слова – да, одинаковые. Содержание – да, одинаковое. Только совсем ВСЕ разное! Ничегошеньки похожего нет в этих людях, в этих картинах, в этих идеях, объединенных единым звучным наименованием! Каждый – в своем футуризме! Как и в фовизме, кубизме, романтизме, классицизме и любом –изме другом! Еще острее чувствуешь, что каждый из нас – маленький мир, соприкасающийся с другими маленькими мирами, каждому кажется, что это соприкосновение ведет к проникновению, а оно, на самом деле, ведет только к касанию и отталкиванию.
Потом нас ждало очередное музейное кафе. И разговор, как всегда, обо всем и ни о чем, но всегда о самом главном и самом серьезном, даже если о погоде. Странное свойство одной только АС – подключение к глубинным слоям мирового разума даже при обсуждении выжатого пакетика чая. Она, наверное, не осознает – просто живет так! Касаясь рукавом экзистенциального смысла жизни. Поймать и употребить себе во благо только никак не может… или не хочет? Наверно, жаль! Или наоборот?!
Потом подгребла моя мама. Потом – мы поехали с мамой к нашим родственникам в «Алые паруса», а АС пошла своим путем по своей орбите, все так же скользя рукой по перилам вселенской грусти.
«Алые Паруса» - это да! Громадные три дома, с охранником, с подземным паркингом, с бесшумными лифтами, с мраморным или вроде того холлом, в общем, как говорится, «со всеми делами» - понтовые, короче :-). Своя прачечная, чуть ли не ремонт обуви, парикмахерская, солярий и т.п. (могу путать, но что-то в этом роде). Комплекс провинциала усилился! :-)
Повидали тетю и двоюродную сестру. Тетя болеет, лечится, тяжело, плохо чувствует себя. Сидели долго, потому что, вроде, неудобно уйти, а с другой стороны, слишком долго, потому что надо было бы уйти раньше. Говорили о чем-то невнятном. Под конец тетя ударилась в косвенные обвинения моего семейства, как это почти всегда и бывает при этих встречах, говоря при этом, правда, о других людях. Но всем понятно, что это и про нас тоже. Мама с мрачным видом, но мило улыбаясь, все это выслушивала. Ну и я тоже. Сестрица пыталась как-то загладить ситуацию чем-то вроде: «ну почему люди не могут жить в мире и не предъявлять друг другу претензий?!». От чего она мне симпатична - миротворица. Что думает про себя – не знаю. Ну короче – весь этом дурдом встречи родственников, которые друг друга слабо переваривают, да и видятся раз в несколько лет! Впрочем, может быть это и паранойя – последнее время я ни в чем уже не уверена. Вообще чем дальше живу, тем более убеждаюсь, что истина не просто субъективна, ее не может быть в принципе. Есть лишь убеждения, существующие в миллиардах психически нездоровых мозгов. И от этого не то, чтобы грустно или страшно, а как-то пусто!
***
День третий – 3 июля.
Счетная палата. Сижу на Конференции, т.к. «мои» темы. Авторское, патентное, и всякая другая мало мне понятная, и никому не нужная лабуда.
То есть нужная, конечно, но в практическом аспекте, а не из настолько отдаленных теоретических высей. В общем, теперь придется все это изучать, а так не хочется, потому что, хоть и интересно, но такой объем незнакомой информации! Опять же - Лень!
Мама была уже на конференции только частично – уехала с обеда на вокзал и домой.
А я, проводив маму до вокзала, зашла в ресторан суши, объелась до немогу, дослушала доклады, народ уже разбежался в основном, лицезрела Богуславского, который очень высоко отозвался о докладе, в котором я вообще ничего не поняла, утвердилась в очередной раз в собственном тотальном скудоумии и вечером пошла спонтанно на балет в театр «Новая Опера» в саду «Эрмитаж». Захотелось творческого, типа! :-). По дороге посмотрела памятник Высоцкому на Каретном. Впечатление? Многозначное! Мало выразимое даже…
Балет понравился – около десяти отрывков из разных балетов, объединенные одной сюжетной линией: вроде того, что проводится конкурс танцовщиков, и они (танцовщики) показывают эти балетные номера. В связках – по сцене перемещается очень колоритное жюри этого конкурса, и летают и ездят всякие декорации, вроде картонного самолетика, надписей с наименованиями городов, столов и т.п. В общем и целом, ничего!
Когда шла обратно, было еще светло. И я, разомлевшая от музыки, пластики и красоты, от вечернего закатного оранжевого солнца, от тепла, идущего от асфальта, и прохлады, уже сгущающейся в воздухе, погуляла немного по Каретному и по кольцу в таком приподнятом настроении, что, казалось, вот сейчас взлечу! Такие редкие и по большей части немотивированные моменты!
Приехала в гостиницу уже ближе к полуночи, когда было темно, и на улицах оставались только бездомные или веселые.
***
День четвертый – 4 июля.
Не пошла на Конференцию – там должны были выбирать новый состав Правления. Колодкин уходит, будет Капустин. Ну и ладно! Кто я, в конце концов, чтобы их выбирать!
Утром выспалась, собрала вещи, сдала номер. Отвезла вещи на вокзал и поехала в Пушкинский музей. Зашла в Храм Христа Спасителя. До этого в один из дней удалось зайти только в церковь рядом с Храмом, т.к. сам Храм был закрыт. Впечатляет! Красиво! И… трогает! Кстати, на входе опять шмонали :-).
Потом ходила по Пушкинскому до упора – по XX веку. Чуть не опоздала на поезд! Уже болела спина, но так интересно. У них подписи под каждой картиной, плюс в каждом зале краткое описание тенденции, школы, течения, направления, и т.п. В общем, экспозиция организована здорово!
Ну а потом 4 с половиной часа в поезде, час в метро с тяжеленным рюкзаком и сумкой, и вот я дома.
На этом радостная жизнь закончилась.
***
Встретил меня Леша словами, «у меня чего-то второй день двоится в глазах» и вопросом: «какой сегодня день недели? а число?». Через две минуты вопрос был повторен. Еще через две минуты – вопрос был повторен. Еще через две минуты… После чего я запаниковала.
Дальше были суббота и воскресенье, в которые я металась между стремлением звонить срочно в скорую, и уговорами в понедельник срочно идти к врачу.
В субботу приехала ЕП – встретились в узбекском ресторанчике в центре. Я была в таком взвинченном уже состоянии, что даже настроение мое было в плюсе, а не в минусе, как можно было бы ожидать. Какая-то лихорадочная активность проявилась на нервной почве. Так что встреча меня приободрила.
Воскресенье прошло в том же тихом помешательстве и терпеливых ответах на все тот же вопрос. К которому добавились –видимо, для разнообразия, еще несколько: «А я вчера на работе был?», «А позавчера?» и все сначала, и т.п.

В понедельник, дав строгие инструкции вызвать на дом врача, в растерянных чувствах, я умчалась на работу.
Позвонив домой около десяти, чтобы проконтролировать процесс вызова, услышала в ответ: «Какого врача?», и следом: «А сегодня какой день недели?». После чего я разрыдалась, была накормлена какой-то гадостью, типа корвалола с сахаром и горячей водой, и отправлена домой со словами: «мы прикроем».
Дальше два дня я изображала в больнице, по счастью находящейся радом с домом, роль поводыря и няньки при внешне абсолютно нормальном и здоровом человеке, отчего чувствовала себя как какая-то стервозная злыдня. И видимо, и выглядела соответствующим образом в глазах медсестер и врачей. Впрочем, невролог, сказав: «у-у-у!», и призвав еще парочку людей в халатах к осмотру, утвердила меня в правильности моего отношения к ситуации. В итоге, оказалось, что вот так выглядят «сопутствующие диабету заболевания». Дальше следовали страшные латинские ругательства.
К слову, в Москве таская рюкзак и бродя по музею, я сорвала спину. Уже в пятницу стало все болеть. К воскресенью все уже болело так, что я не могла ни стоять, ни лежать, ни на бок повернуться, ни сидеть, ни вообще. Все движения давались через преодоление. Это меня очень забавляло почему-то. Не боль в позвоночнике, конечно, а сам факт того, что все свалилось одновременно. Какое-то веселье наступило нервное и любопытное: «ну, что еще случится для общей каши?!» Ха-ха! Начало болеть горло…
Впрочем, на фоне всей этой канители с Лешей, я как-то боль перестала ощущать – просто перестала на нее обращать внимание. А горло бесследно прошло за два дня. Странная, все-таки, штука – эта психика!
В общем, два дня я пробегала то в больницу (то с Лешей туда и обратно к врачу и на процедуры, и на томографию, и на анализы, то они деньги не правильно посчитали и хотели отдать - изверги! но честные!), то по аптекам (не было нигде лекарств), то по магазинам (полезную еду покупать). Потом вышла на работу и уже, как заправский директор, руководила процессом из мягкого кресла, давая ценные указания и инструкции по телефону :-). Правда, дергаясь по каждому мелкому поводу, потому что указания надо было давать на каждое движение: куда идти, во сколько, куда повернуть, что сказать, что отдать – документы собраны, и инструкции записаны были с вечера, и в руку вложены, все предыдущие дни досконально записаны в тетрадочку, но вопросы не убывали, причем, в основном, чередовались все те же.
Последовали две недели амбулаторного лечения уколами и капельницами. Слава Богу, через несколько дней стало лучше, прошло двоение в глазах, и наладилась ориентация в пространстве и во времени. Правда, отдельные проблемы с памятью вижу до сих пор, что не вдохновляет, конечно.

Ну что еще могло для общей..?!
Через две недели Леша вышел на работу, где ему было сказано, что он никого не предупредил о больничном (хотя он при мне звонил два раза – и секретарю, и в кадры), и что вообще… бла-бла-бла… и, в общем, не хочет ли он уволиться. Он выбил себе месяц на поиски работы. Так что с 22 августа к сонму безработных добавится еще одна душа. Занавес!

Эпилог. Только я получила сообщение, что Леша увольняется, мама сообщила, что брат в больнице, и будут делать операцию под наркозом: вывихнул ключицу так, что невозможно вправить, и надо ставить штырь металлический.
У братца безалаберного оказалось, что не оформлен полис. К счастью, очень удачно за полдня удалось провернуть получение, для чего надо было съездить в больницу, потом в поликлинику, где дают полисы, потом опять в больницу. Но повезло, что везде (удачный день!) я попадала сразу (приходили маршрутки, не оказывалось очередей и т.п.).

При всем при этом я ходила по каким-то многочисленным врачам, на мануальную терапию, лечилась какими-то таблетками, сдавала документы на финскую визу, пыталась делать Леше загранпаспорт, искала тур, дергалась от того, что мама уезжает, а брату надо чего-то, чего не ясно: то ли с ложечки кормить, то ли не мешать жить, и еще приезжают какие-то мамины друзья, которые будут проездом, и с которыми тоже не ясно, что делать: то ли встречать, то ли нет, и оттого, что увольняют пришедшую почти одновременно со мной девочку, которой работы не давали, и от неясности почему это: то ли потому, что пришел новый нач.отдела, которому для «своего» человека нужно было место, то ли потому, что рядом сидящая сотрудница наговорила про нее гадостей втихаря начальству, и от того, что и мне работы как-то не дают, и не признак ли это…
Ну вот, собственно, и весь замечательный июль.

@темы: Веселое, Воспоминания, Город, Грустное, Для памяти, Настроение, Работа, Семья, Театр

23:45 

Финикия

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Получила, наконец-то, финвизу. В субботу вечером с колегой моей - Наташкой - сели мы в шоптурный автобус и покатили по направлению к государственной границе. Поехали мы, собственно, на выставку сумок и обуви-2008, про которую прочитали в "ДП". Приехали в Хельсинки в шесть утра, полчаса спали в автобусе в ожидании первого трамвая. Оказалось, что выставка происходит не в самом городе, а рядом - что-то вроде пригорода или отдаленного района. Доехали до центрального вокзала, пытались получить билет в автомате, но безуспешно, т.к. кроме финского и шведского, автомат другими языками не владел. Подумалось: как, наверное, в родной раше иностранцы ненавидят русский язык. У нас ведь тоже на английском процентов 0,2 написано от общего текста предлагаемой населению информации. Да еще и все остальное - на кирилице. Мы, хоть и читали латиницу, были не в более выигрышном положении. В общем, пришлось ждать открытия касс, то есть живого общения. В отличие от раши, живое общение интуристов успокаивает и вдохновляет, т.к. ВСЕ очень сносно спикают. В ожидании плодотворного диалога с кассиром, съели в общепите УЖАСНЫЙ привокзальный сэндвич (в отличие от нашей самсы и шавермы, он имел вполне свежий вид, но по вкусовым качествам ничуть не отличался) и выпили ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ разбодяженный шоколад, похожий на сладкую воду, в которую случайно упало четверть ложки какао. Пока ели, начался дождь. Отоварились-таки мы билетами, уселись единственными пасажирами вагона в красно-белый длинный поезд и покатили. По дороге нас развлекали кондукторы, которые показывали финско-русский разговорник и, добродушно улыбаясь, от нечего делать пытались говорить из него фразы. С довольно сносным прононсом, кстати. Ехать оказалось недолго - одну остановку, мы вышли под дождь и побрели искать выставку. Никто нас не ждал! Мокрые, как новорожденные цыплята, после длительного шараханья по лужам, нашли, наконец, вход. Подошли к девушке на входе узнать, а как собственно на эту выставку пройти - нас отправили к Светлане (!). Светлана представила нас Ольге. Мы объяснили ситуацию: мы, де, прибыли по объявлению в "ДП" и жаждем прикупить сумок и обуви. Хи-хи! А выставка-то - оптовая оказалась! В общем, нам дали бесплатные приглашения, посоветовав придумать для регистрации название конторы, от которой мы приехали :-), что мы, недолго сумлеваясь, и сделали. На выставке сумок и обуви были ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО одежда (!) и кепки (!)
Финская немолодая, но ухоженная леди, заметив наш интерес к ее вешалке (вернее, к платью, висящему на ее вешалке), стала нас распрашивать, как мы справляемся с российской таможней, на что мы тут же измыслили легенду, что, мол, мы не имеем много опыта в этом, только открываемся и как раз сейчас находимся в поиске подходящего человека, который будет решать для нас проблемы с таможней и т.п., на наш вопрос нам ответили, что образцы не продают, после чего мы поинтересовались сроками выполнения заказа, размером минимальной партии и условиями доставки, сыграв вполне, по-моему, убедительно бестолковых начинающих коммерсантов. Пошлявшись еще минут десять, мы поняли, что ничего нам там не светит, и, прошмыгнув тихонько мимо Ольги со Светланой, побрели обратно на станцию. Удивительно быстро нашли платформу. Поезд через 16 минут. А вот и он! Только летит подозрительно быстро. И мимо! Если бы мы побежали сразу, мы бы, наверное, успели. Но, разинув рты, как вороны, мы смотрели, как красно-белый поезд, состоящий из двух вместо привезших нас семи-девяти вагонов остановился в начале платформы. Как же мы бежали!!! Блин! Пошли искать мороженое и билеты. Мороженое было ужасным, билеты не купили, по той же причине, что и раньше. Терпеть не могу фино-угорскую языковую группу! Даже догадаться нельзя, что там скрывается за этими умлаутными "а" и неизвестно как читаемыми "y"в словах на полстроки с бесконечными повторениями гласных и согласных! В общем, честно держа в руке наготове свои два евро, обратно мы проехали зайцем, поскольку ни автомату на входе в вагон, ни кондуктору, который почему-то на этот раз не спешил к нам пообщаться на загадочном русском, наши еврики не нравились :-(
Дождь! Дождь! Дождь!
Надели мы капюшоны и пошли по улицам в поисках счастья. Счастье нам не улыбнулось: ВСЕ магазины были закрыты! Поели в китайском (! :-)) ресторане. И на этом наш визит в столицу смежной Финикии закончился, поскольку на автобус мы уже бежали, чтоб не опоздать. Выезд - в 14.00 по местному. Итого - 8 часов бесполезно проведенного времени.
Дальше была обратная дорога. Заезд в магазин рыбы, где оставлены были все, хоть и немногочисленные, взятые с собой евро и рубли. Заезд в супермаркет, где - то же г... по той же цене, что и у нас. Зато был куплен Феррик, который в соседнем магазине не могу купить уже вторую неделю - память девичья! А еще был сделан вывод - срочно сделать Леше визу, и ездить за одеждой и обувью - вот где живут БОЛЬШИЕ люди!!!
Пять минут на финской таможне, полтора часа - на российской! Это еще благодарность гиду, которая использовала все возможности сократить время нашего прохождения формальностей. Вместо обещанных полодиннадцатого, подкатили мы к городу в начале первого. Слава силам небесным - успела на метро! Дома - в час, спать - в полтретьего, вставать - в полседьмого. Ха! Как бы не так! Организм прослушал все три заведенных будильника и опоздал на профориентацию. Это тесты, на которые записывалась еще в мае, которых очень ждала, и на которые еще раз пригласили (напомнили) накануне. Было очень-очень стыдно! Но удалось-таки протестироваться. Пригласили на 10.40. Т.е. утром образовалась полчаса-час свободного времени. Вместо того, чтобы тихо позавтракать, я затеяла расспросы и выяснения, и выяснила в очередной раз, что ВСЁ! - развод и девичья фамилия. Попыталась пореветь, но, взглянув на часы, вынуждена была эту затею оставить, чтобы не опоздать еще раз. В общем, профориентацию прошла - интересно и совсем не так, как я ожидала. Результат будет через неделю. Думаю, что самое место быть чернорабочей, поскольку, кроме нарисования совы из буквы "Б", с остальными заданиями я не справилась НИ С ОДНИМ! Попробуйте-ка составить предложение из четырех слов, каждое из которых начинается на (последовательно) буквы "н", "о", "р", "а". На последней секунде я выпалила: "Надя однажды родила ангела". Поразившись собственной тупости, подумала тут же: "почему однажды?". :-) Вот такое веселье!
Теперь, вместо развода, собираюсь ехать с Лешей в Турякию. О женщины, где ваше постоянство!
Кстати, путевка туда же на то же количество дней в той же турфирме подросла на 8 тысяч за две недели, пока мы телились и получали Лешин паспорт. Но зато паспорт дали-таки! Правда, сказали, что Леша не похож на собственную фотографию месячной давности! С чего бы это!
В общем, осталось где-то найти деньги и отпуск! Второе даже, пожалуй, труднее!
Но после сегодняшнего дождя, ничто меня не остановит! Не на ви жу этот климат! Солнце! Где ты???!!!

@настроение: хочется спать, надежды оживают, настроение на нуле

@темы: Воспоминания, Город, Настроение, Развлечения

16:03 

Осень...

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Сентябрьский прозрачен воздух.
Под тяжестью грузных гроздьев
натужась, рдеет рябина.
Асфальтовой масти кот выгибает дугой спину –
его глаз золотится на солнце, как новоштампованная копейка.
Белые одноколейки
прорезают стеклянную синеву неба –
куда-то (наверно, на юг) летят самолеты.
Школьники с цветами галдят на месте общего сбора.
Память воскрешает пионерское детство :-)
Желтеют мокрые клены. Скоро –
зи-ма. Скоро засыпет снегом
двор, деревья, дома, человеков.
Наледь покроет лужи. И душам
неуютно станет. Слышишь?
Листва шуршит под летним еще ботинком.
Тащут корки в подвал с помойки мыши.
Ветер рвет газеты и гудит в водостоках цинковых.
Слышишь?
Замирает в тишине последняя нота
летней фантазии. Уже не звучат валторны.
Только тихо, как писк комара – хрусталь
и мельхиор – умирает с тревожным выдохом струна
альта.

@музыка: Чайковский. Времена года. Осень.

@темы: Грустное, Музыка, Настроение, Природа

13:12 

Кризис

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Приехав из Турции я тут же погрузилась в переживания по поводу грядущего кризиса. После солнечного берега Средиземного моря рассказы о грядущей катастрофе воспринимались настолько катастрофически, что я даже закупила пять кило гречки. Теперь один мой коллега по поводу меня улыбается, похоже, в довольно критическом контексте. Думаю, я упала в его глазах под плинтус, и шансов выбраться у меня нет :-)
Потом, впрочем, дали зарплату, и кризис стал эфемерным. Человек, все-таки, странное существо.
В связи с предкризисными мрачными переживаниями была написана вот такая бредь. (С точки зрения художественной лучше это не воспринимать и не оценивать. Однако оно дает возможность представить весь ужас, охвативший мою тонкую душу. Надо было совсем впасть в истерику, чтобы такое написать.):

Эпитафия спокойному времени

В тревогах горбов на плечах, в заботах бегущего века
вдруг мельком промчится по глади сознания рябь:
что, может, печаль – не печаль,
а последнее зеркальце света,
что, может, тоска – не тоска,
а всего только мелкая хлябь.

Быть может, в ближайшую сотню лет это – последняя радость,
а вовсе не грусть, не беда, за которую – слезы пролить.
Быть может, не горечь вина, а его виноградность
мы вспомним, жуя месяцами поблекшую сныть.

* * *

А эта - почти что нечаянно - общая встреча
в одном из кафе у Пяти углов
нам будет мерещиться следующую квинту лет
и никто не поймет,
как мы можем думать о каких-то фотографиях последнего дня работы,
и о рыжих солнцах, нарисованных на стенах и окнах,
и о семи минутах, в которые на столе появляется масляный жаркий блин
со сгущенкой и вишней или с фасолью и жареным мясом,
или с курицей и сливочным сыром, или с семгой в крабовом соусе,
когда мороз, и люди жгут книги в поисках тепла,
когда умирают дети, и это никого не удивляет.
А пятиграммовый бумажный конвертик сахара,
оставленный на блюдце, потому что сладкое портит вкус чая,
будет казаться самой большой на свете потерей,
потому что его не хватило, чтобы спасти друга,
упавшего в голодный обморок
навсегда.

* * *

То, что происходит сегодня,
может не произойти завтра,
может не произойти послезавтра,
может не произойти никогда.

То, что происходит сегодня –
то, что нужно любить сегодня,
то, что нужно любить сегодня,
то, что нужно любить сегодня.

* * *

В этом мире я только странница,
только ветка, носимая ветром
по просторам земли. Состарится
этот мир – я останусь веткой.
Я останусь веткой ивовой,
над рекой времен дождем склоняемой,
крыльцо истории подметающей,
прутом для ближнего в бадье размякшею,
залитой слез водой соленою.

Я останусь веткой яблони,
буду верить в ствол и в корни я,
в почек черных благодать весеннюю,
в белый летний цвет, и плод по осени.

Только сломанной ветке не верится
в то, что точно никак уж не сбудется.
Стану рамкой для лозоискателя,
Буду посохом для тех, кто заблудится.

* * *
Была работа – черные буквы.
Была семья – черные тучи.
Была жизнь – черная-черная.
Все прошло.

Теперь ничего нет.

* * *

Теперь ничего не будет.

Поэтому так легко.

Особенно в желудке.

* * *
Я взлетаю, я взлетаю,
я как будто желтый шарик,
как воздушный желтый шарик,
я взлетаю над землей.

Я лечу, лечу, взмываю
к белым ледяным вершинам,
к белым облакам крученым,
в белом кружеве идей.

Я лечу, я словно ангел,
легче и бесплотней дыма,
пролезаю в прорезь в небе
и гляжу на суть вещей.

Только не пойму, куда же
мне лететь, кто ждет, кому же
я нужна. А птицы гадят
мне на белые штанины,
и не перья белых крыльев,
и на белую тунику,
и на нежный нимба пух.

И я снова приземляюсь,
словно желтый сдутый шарик,
новорожденным цыпленком
я щиплю траву в саду.
И мой желтый пух разносит
злой холодный жесткий ветер,
белый, снежный. Словно ангел! -
вот ты – я тебя нашла.

* * *

Нет, нет, прохожий, не грусти,
Прости и опусти глаза.
Невольно скорбная слеза
да осветит твой мир во тьме.

Поверь молве:
Здесь похоронен наш уют,
здесь ходики и шаг минут,
здесь сказка на ночь и всему –
капут.

28 окт.2008

@музыка: Болеро

@настроение: тревожно-депрессивное

@темы: Настроение

01:16 

Сегодня 19 января 2009 года.

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Я так последнее время отошла даже от мысли о церкви, что и слышать это слово «Крещение» странно.

Вообще атеистическое сознание не перешибить до конца никаким устремлениям души. Все равно где-то сидит в засаде маленький черный червячок сомнения – пиявка, караулящая подходящий момент, чтобы кусить и впрыснуть свой яд, разжижающий кровь. Целебный? Похоже на то: благодаря ему, ты кажешься себе сильнее. Ты выше всяких предрассудков и неясных бездоказательных и недоказуемых теорий, сказок и легенд. Ты веришь в них? и что? – каждый может пнуть тебя грубым сапогом логики. Ты не веришь – и логика на твоей стороне. И вот уже мозг успокоен, пришел в равновесие, и ты ощущаешь стройность и ладность бытия. Где-то в глубокой глубине души ты знаешь, что это гордыня, но зато тебе хорошо: ты чист перед миром и собой, тебе есть, что ответить на любые вопросы, жизнь твоя обретает относительный смысл (относительный потому, что абсолютного просто не бывает). Ты живешь от момента рождения до момента смерти. Ты – высокоорганизованная материя. А дальше – нет ничего, потому что субъект познания и чувствования исчезает. А значит – есть смысл делать что-то сейчас и здесь. И – не страшно.

Это куда как проще чем вникать в подробности древнего ритуала, искать смысл в склонениях чужого языка (может, и не столь чужого, но и не столь понятного), следить, наконец, за собственными мыслями и душевными порывами. И не иметь перед собой внятного смысла. Целью жизни становится поиск цели жизни. Замкнутый круг! Постоянное чувство вины. Постоянный страх. Редкие минуты озарения и взлета, опять сменяющиеся поиском и метаниями. К чему это все! Может быть, и нет там ничего – за пеленой внешнего проявления материи?! Может быть, это внешнее и есть жизнь? Нет! Нет! Нет! Нет! Что-то не так! И снова по кругу…по эллипсу… по орбите… по крутому берегу озера…
И вот опять вокруг все те же пни, покрытые мхом, те же обломанные ветки, те же мысли и чувства. Озарения – те же. Сомнения – те же.

Вот я на вечерней службе в платке и длинном черном закрытом платье, свечи, тихие бабушки, икона Богородицы с чудным и строгим взглядом, светящийся оклад, запах ладана – умиление и благоговение. Вот я на американских горках несусь в пропасть и визжу от ужаса и восторга – в шортах и яркой открытой футболке, в кепке с ободранным краем и нашитым мальтийским крестом, подпираемым белесым черепом. Это все я же!

Могу обойтись. Как без первой картинки, так и без второй. Без какой же легче?! Или – без какой же труднее?

Мозг готов взорваться от перегрева! Сердце не любит таких перегрузок. Как остановить этот маятник? Где предел коловращенью этой смятенной тоски – по тому, чего нет? Жизнь на грани вывиха ума…

Выход знаю – вывихнуть его – ум. Изничтожить его, выбросить, как старую дырявую изгрызенную молью шапку. И останется чистая незамутненная душа, которая знает, что ей надо.

Ха! Чистая ли?
Знает ли?

Может, и хочет она разбить лоб об алмазные грани Вселенной для того только, чтобы устранить ограничение своего беспредела?! Может, и стремится она лишь к одному разврату?!
Где ей путь? Куда девать эту тяжесть существования двух душ в одной «высоко-(хи-хи!)–организованной(неужто?)» материи (ситец, что ли? или атлас?)?!

Амальгама глядит на меня недобрым холодом двух темных пустых провалов – вот они – зеркала моей души: январская корка льда, под которой какая-то своя жизнь: головастики, рыбы, водоросли. Не слышно ничего, не достучаться. Один исход – ждать весны. Когда все растает… Растает ли? Или это просто уже полюс вечной мерзлоты? Точка абсолютного холода?.. Где исчезает материя?.. Останется ли после этого исчезновения душа? – вот в чем вопрос…

@темы: Мысли вслух, Настроение

23:05 

Редко

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Редко что-то стало появляться желание писать о себе :kto: К чему бы это!
Старость должна, вроде, по моим наблюдениям, вести к обратному эффекту...
Ну и ладно - буду утешаться призрачной "молодостью души". Странный призыв! Кого души молодостью? Не понятно.

Ну в общем - все равно не знаю - что бы о себе написать...

ДА, вот!
Подумалось тут как-то, что ведь все эти пережитые за жизнь катаклизмы - и начало 90-х (голод), и конец 90-х (кризис), и т.п. не очень-то и помнятся уже. А уж поэтапно и по газетам не восстановишь. И в начале - не сразу же в магазинах прилавки стали представлять собой панели красиво уложенных кирпичиков хозяйственного мыла и пачек соли помола номер ноль, и не сразу окорочка "Тайсон" стали удачной покупкой и шикарным ужином, не сразу мама, имеющая высшее образование, пошла мыть окна, чтобы прокормить двоих иждивенцев, и в конце - не в одночасье зарплаты стало хватать на то, чтобы в обед съедать полпомидорки и растворимый суп из пакетика, а на ужин пачку доширака... Как-то это ведь тоже постепенно все приходило. Потому что и доширак, и супчик - дело уже начала 2000 года. То есть полтора года в промежутке - что-то было же тоже?!... А что? Память - странная штука!

А подумалось об этом вчера - когда, зайдя на работе в местный ватер-клозет, не обнаружила я там ни полотенец, ни туалетной бумаги. Разруха!
Ну и вот - фиксирую - это был первый вестник кризиса, который был ощущен мной физически!!!
До этого - все только разговоры и действие на нервы, только слепая тревога и страшные слухи...
Впрочем, теперь с обходными листами приходят по десять и больше человек в день!.. Неуютно очень работать, прямо скажу! Новые менеджеры приходят на проекты - вместо тех, с которыми я работала. А те - исчезают в неизвестном направлении. В никуда! В куда-то, которого никто, кроме них, не знает! И представляются за этим какие-то слезы, ужас, тоска, поиски, тщетные поиски, опять поиски, опять безуспешные поиски, урезание бюджета, подавленность, одиночество... А может, ничего такого и нет... Надеюсь, что нет!.. Надеюсь, что пока еще поиски не совсем безуспешны... Но никуда остается... Люди разобщились - каждый сам за себя! Все еще не выживают, но уже намерены выживать. И уже - призрак и обещание одиночества... Вечерами от этого страшно...

@темы: Для памяти, Грустное, Воспоминания, Настроение, Работа

18:18 

Сижу болею - очень обидно!

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Хотели ехать на шашлыки в выходные. Вообще было столько планов! А я вот сижу дома и никуда носа не показываю уже четыре дня. В понедельник на работу обязательно, а я вся хриплю, и все болит, и насморк, и кашель, и так фигово! И вроде столько времени свободного, а делать ничего не могу. Начну книжку читать, через три минуты глаза закрываются, и голова раскалывается, только ем , пичкаю себя лекарствами и сплю - уже все бока отлежала. Даже думать о жизни не хочется - мозгу больно :-)

Что тут было за последнее время?

Ходила на крестины Сережки. Как самая безалаберная, конечно, не знаю теперь дату. Почему-то, когда события идут, и ты в них включен, никогда не задумываешься о таких вещах... Впрочем, есть люди, которы задумываются... Надо спросить...

Сходили в театр на:
- PRO-Турандот в Приют комедианта
- 1 апреля на этот жуткий нашумевший концерт с Каравайчуком, Литвиновой и Башировым.
- на Каравайчука (спасибо Насте!)
- на "Царя Эдипа" в Театр на Литейном.

Прочитала:
- дочитала, наконец-то Тибора Фишера "Философы с большой дороги"
- дочитала Алексея Иванова "Золото Бунта".
обе понравились.
Тибор Фишер по дороге развалился на части - теперь надо найти переплетную мастерскую - сама я вряд ли смогу восстановить, а книжка Симина.

Хожу в бассейн. Йогу пока забросила. Фигурное катание тоже. Надо как-нибудь сходить на У-шу. Изучаю немецкий :-) Вообще все у меня, как всегда, - мечусь из одной идеи в другую, и ни одну не довожу не то, что до конца, но даже до какой-нибудь приемлемой середины. Все бросаю на полпути...

Уже пару месяцев вся в каких-то метаниях по отношению к церкви, религии, вере и т.п.

Настроение подавленное. Что-то из разряда: "Жизнь неудалась! Пользы от меня никакой!" С просветами, впрочем, эйфорических состояний, и на общем оптимистическом фоне. Ну это потому, что есть с чем сравнивать. Если сравнивать с депрессухой, которая меня посетила лет 15-20 назад, то последние 15 лет я живу в раю. И знаю даже, кому за это сказать спасибо :-)
Недавно меня спросили, что бы я делала, если бы мне осталось жить один день. А если месяц? Теперь я все время об этом думаю. Результат размышлений оказался для меня неожиданным и даже неприятным.

Блин, что же так ломает! Пошла я спать дальше ...

@темы: Для памяти, Книги, Настроение, Театр

02:34 

На минутку

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
на одну минутку забежала сюда - поделиться (с самой собой :-)) последними новостями.

Я нынче свободна! Разведена и свободна, как весенний ветер! Только просьба не поздравлять, потому что - удивительно - я только это и слышу - даже обидно! Будто десять лет прошли даром и в таком мраке, что надо радоваться. Это не так - было много-много всего хорошего!

Ну я не об этом! Итак, я свободна... И сегодня был чудесный вечер! Даже не знаю почему - может быть, оттого, что ничто - никакие обязанности, самой собой же придуманные, никакие мысли лишние - не висят над головой. Или В голове :-)

А всего-навсего - :-) - ходили с Наташей в киношку. Вообще-то мы пошли на "Антихриста". Но оказалось, что его нигде нет. Потом хотели пойти на "Белку" (в смысле, на "Ледниковый период-3"), который Наташа, причем, смотрела уже. Но не дошли, потому что меня поймала на выходе служба безопасности - оказывается, нельзя было фотик приносить на (и, соответственно, выносить с) территорию(/и) завода. Полтора почти года уже хожу - и с флешками, и с фотиками, и даже с отксеренными документами, - и ничего, а тут - вот, получи :-( Самое смешное, что я как наркоперевозчик или контрабандист какой-то себя чувствовала, потому что вытащили только фотик из сумки, на котором не было ничего, кроме фоток Новгорода (съездила с Симкой, кстати, в эти выходные - Новгород-Валдай - очень понравилось, но фоток почти нет хороших), ну так вот - а в сумке - договоры распечатанные и флешка со всеми рабочими документами (Папка "Мои доки" - понятно, что такое - наверное, выговор). Ну и облегчение у меня было, когда меня отпустили после подписи в акте, что фотик мне вернули в целости и сохранности, и объяснительной с ехидной надписью в конце "Я больше так не буду". Вообще какой-то бес веселья в меня вселился, когда меня повели в дежурному администратору или как он там называется - а это переться по территории минут пятнадцать. Хорошо, что Наташа подъехала, и мне не пришлось пёхать до машины обратно...

Ну в итоге, поехали мы на "Предложение" в "Mori Cinema" (жуткое название!) - типа, "кинотеатр смерти", что ли? - это в "Июне" на Косыгина.
На "Предложении" мы обхохотались до слез, я в какой-то момент вообще не могла остановиться - в общем катарсис! Сандра Баллок - такая лапочка! И от романтики даже тоже немного поплакала :-) - ну я вообще это люблю - пореветь :-)

Вышли, и решили, что надо бы еще посмотреть "Мальчишник в Вегасе" - ну говорил кто-то, что понравилось, да и время детское - пошли выпили кофе, и - на второй сеанс - причем в тот же зал, почти на те же места.
Я еще и решила, что раз меня уже под конвоем водили по всей территории завода, и акт обо мне составляли, и я уже себя изгоем общества и диссидентом почувствовала, ну и, значит, правила (даже приличий) мне по барабану, и взяли мы в зал с собой сначала по блину - на первый сеанс - с квасом, а на второй - молочного коктейля. Каюсь! Вообще, ужасно не люблю, когда в зале едят или пьют, и сама никогда не... Но тут пошла волна такая - надо же иногда и нарушать все установки :-) Второй фильм тоже оказался смешным и клёвым, хоть и совсем другим.

В общем, жизнь удалась!
Вот вернулась домой только что, и пью чай :-)

Кстати, ночь черная совсем - странно. Везде тихо, и никого нет. Только перед подъездами горят над дверями фонари. И настойчиво пахнет жасмином. Такой оглушающий аромат! Жасмин зацвел только пару дней назад, и уже облетает, но так приятно и утром - когда бежишь на работу, и вечером, как сегодня, когда возвращаешься поздно. Что-то южное (китайское, может быть) - в наших северных широтах... Почти магнолия! - не знаю, что это, но звучит очень тепло и вкусно!..

@темы: Веселое, Друзья, Настроение, Развлечения

01:51 

Вдруг увидела

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
что я еще ничего, собственно, про то самое 1 апреля не написала.
Все так забывается, на самом деле!
Не буду свои впечатления, поскольку они зело сумбурные. А вот ссылочки. Надеюсь, эти сайтики проживут какое-то время, чтобы через парочку лет - посмотреть и вспомнить.
Отзывы на этих сайтах - все в совокупности - это и есть, примерно, мое впечатление от увиденного.
Итак,
dakone4no.livejournal.com/21962.html
gorbovskikh.livejournal.com/16694.html
chuchundrovna.livejournal.com/7266.html
solehlebon.livejournal.com/27091.html

Думаю, еще много других отзывов было.
Это и правда был самый странный ... э-э- ... спектакль?.. на который мне когда-либо довелось сходить.
По общему ощущению было скорее скучно, но, может быть, потому, что мы сидели на балконе. Впрочем, когда в середине второй части марлезонского балета рядом со мной из темноты рядов выскочил какой-то пьянющий парень и заорал "Зырянов - гол!!!", что было встречено залом одобрительно, я поняла окончательно и бесповоротно, что действо удалось :-)
Жуть и восторг, в общем!

_________________________________________________

Сейчас смотрела по Первому передачу, где собираются за столом театральные и другие творческие деятели и всякие байки травят, поют, анекдоты, истории, выдуманные и бывшие и т.п. (типа, "Театр + ТВ", только как-то по другому называется, кажется). Там пел Полад Бюльбюль оглы. Какой же все-таки голос шикарный! Хотя очень, конечно, он изменился внешне - я не узнала. Он, говорят, министром культуры Азербайджана был, и послом еще. Кстати, тут оказалось, что он совершенно потрясающе играет на пианино. А в этот голос я просто влюбилась после "Не бойся, я с тобой". И задорный еще он очень - прямо заражает эмоциями - и веселыми, и грустными тоже! Очень светлый человек!

@музыка: Как жили мы борясь, и смерти не боясь, так и отныне жить тебе и мне...

@настроение: радостное, даже немножко блаженно радостное :-)

@темы: Настроение, Театр

01:26 

Ура! Я дома!

Повторное и третье гадание излишни, если сомневаешься в первом. (И-Цзин)
Пришлось в столице задержаться на среду. Три дня работы в режиме "аврал". Голова раскалывается. Глаза слипаются. Но зато теперь - так классно просто спокойно сидеть дома и поедать черешню. Которая, между прочим, не испортилась. Правда, поздно уже. Но еще хочется расслабиться, а не просто спать. Конечно, как всегда, завтра пожалею, что не легла пораньше. Но завтра еще не наступило. Поэтому пью чай :-)

Вылетала из Москвы - сидела у окошка. То ли от того, что, наконец, наступила передышка, то ли просто от того. что светило солнце, было такое веселое настроение. И все было интересно. Как в детстве. И вот я с интересом смотрела в иллюминатор.
Самолет долго ехал-ехал, будто собрался своим ходом доехать до Питера по земле. Потом встал. Изготовился, как спортсмен перед забегом, и - на старт! внимание! марш! - взревел и, набирая и набирая отчаянно скорость, бешено помчался по взлетной полосе, подрагивая крыльями, надсадно и оглушительно подстегивая турбину, которая и не рада уже была, что согласилась на этот жуткий эксперимент. И когда уже невозможно быстро засверкали стыки дороги, вдруг резко взмыл ввысь. Тут же все дороги, дома, окрестные реки и озера, деревья, машины превратились в маленькие разноцветные пятнышки и черточки. Сразу стало удивительно понятно, как мало места занимают городишки и поселки смешных людишек по сравнению с огромными просторами леса, с громадами бегущих над ними облаков. Прямо тайга какая-то. А населенные пункты - в осаде этого темнозеленого моря - как маленькие микросхемки, на которые напаяны розовые - в лучах закатного солнца - многоэтажки, маленькие как капельки припоя.
А потом самолет развернулся моим бортом к Москве, и стало удивительно обратное - как же много понастроил человек на этой несчастной планете, изнывающей под дымами труб и километрами грязно-серой застройки. До самого горизонта - одни лабиринты новостроек как анфилады и переходы в замках тролей. А там за горизонтом - какой-нибудь местный мордор.
А потом Москва кончилась, и началась одна сплошная тайга. А в тайге редко-редко - без дорог и вообще каких-либо видимых средств сообщения, будто скиты, возникают ма-а-люсенькие поселеньица. Лепится четыре-пять домиков к безымянному озерцу. Или притуляются в излучине громадной реки. Или пара домиков и распаханное поле - внезапно прямо так - в лесу. И непонятно, что люди делают там? Как живут?
А облака - чудовые! Километровые в вышину. Белые-белые с красной каемочкой или розовые-розовые. Одни стоят на месте, а другие - поплоще - быстро, как тени, проскальзывают под брюхом нашей стальной рыбины. И думается, как же велик Господь, что позволяет нам и в лесу глухом что-то строить, и из консервных банок с пятикилометровой высоты на все это глядеть... И только Он один может понимать и знать, зачем же это все...
А потом мы прилетели. И стало неинтересно все, что было. стало интересно, как доехать, где поесть, что купить, во сколько завтра встать, что завтра прочитать, в общем - сплошная прозаика, рутина, и приземленно-насущное. И мелкие оловянные капельки микросхемки выросли в огромные дома и широкие проспекты, в железных монстров машин и неоновые огни рекламных щитов. Вот и вся сказка! Вот он и Мордор!
А завтра будет день...

@темы: Путешествия, Настроение, Город

Нарисованная жизнь

главная